Марина Пахомова 88 стихов из книги "Сожжение на костре"

Марина ПАХОМОВА

88 стихотворений из книги "СОЖЖЕНИЕ на КОСТРЕ"

Внимание! Все права защищены.

               

 

                 Я – с примесью дикарской крови,

                   Но в целом, право, создана

                   Лишь для изысканной любови –

                   Хоть не даётся мне она!

 

                   Я создана для междометий,

                   Для удивительных отрад –

                   Но только слушаю, как ветер

                   Гудит меж прутьями оград…

 

                   Когда же буйное дикарство

                   Уступит место глухоте,

                   Застынет дикое бунтарство

                   На заключительной черте, –

 

                   Тогда из сумрака и крови,

                   Спокойно выстроившись в ряд,

                   Вам об изысканной любови

                   Мои стихи заговорят.

 

                   1997

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                   ПРОШУ  СЛОВА

 

                   Отгремели посредственности!

                   Все слова уже сказаны.

                   В неизбежной последовательности

                   Теоремы доказаны.

 

                   Ветер выдул безжалостно

                   Всё непрочное, лишнее,

                   Уступите пожалуйста,

                   Есть неброское, личное.

 

                   В гроб уложено, корчится,

                   Мыслит встать еще, дрыгаясь,

                   Однодневное творчество:

                   Спи, родное, напрыгалось!

 

                   …Ах, как колет, как яростно

                   Сотней вольт пробирает!

                   Дайте слово пожалуйста,

                   Человек умирает!

 

                   …Ляжем в гроб с ними рядышком –

                   Может, тоже покорчиться?

                   Чтобы кто-то обрадовался? –

                   Нет, ребята, не хочется!

 

                   …За надежду

                   При ветрености

                   Платят страшную плату.

                   Надоели посредственности.

                   Дайте слово таланту!

 

                   1996

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                       Я  ПИСАЛА  СТИХИ

 

                Я писала стихи по сто тысяч на дню

                После каждой строки предавала огню.

                И огонь, прошуршав по величию строк,

                Превращал их в золу, в серый пепел, в песок.

 

                Я искала стихи на ветвях, во дворах,

                После каждой строки превращала во прах…

                Были ночи темны, были звуки тихи,

                Я писала стихи, я сжигала стихи…

 

                Я писала стихи в отрывную тетрадь,

                Отрывала листки, чтоб огню предавать…

                Я устала от бед, суеты и погонь

                И с отчаянья сердце швырнула в огонь!

 

                …Ночь была и тиха, и темна, как всегда.

                В одинокую келью смотрела звезда.

                Были мысли ясны, были очи сухи…

 

                …Мне сказали, что я написала стихи.

 

                1988, 1991, 1994

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                             

                                 *     *     *

 

  Ночь боролась со светом, скрестивши клинки.

  Город, вымытый ветром, пил надежды глотки.

  В пожелтевшей странице открывая мечту,

  Чьи-то души, как птицы, рвались в высоту.

 

  Берег левый и правый провожали волну.

  Правда с ложью корявой продолжали войну.

  Отживавшее с нужным пили чарку одну.

  Полюс северный с южным жили в вечном плену.

 

  Снова – чёрное с белым, светотень, полумрак.

  Меж землёю и небом – снова ярость атак.

  В море вздыбленном этом – вновь валы высоки…

 

  Я хочу быть поэтом высокой строки.

 

  1989                        

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                            *     *     *

 

                                                  На заре ты её не буди…

                                                                                       А. Фет

 

                      …По ночам она пишет стихи,

                      Не приносит ни пользы, ни ласки.

                      Лишь глаза у неё глубоки –

                      А не просто смазливые глазки.

 

                      А потом, по утрам, – всё равно,

                      При дожде ль, при хорошей погоде, –

                      Так задумчиво смотрит в окно –

                      Словно что-то и впрямь там находит.

 

                      1989, 1995

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                      П О Э З И Я

 

                   Каждый день – тяжёлая работа,

                   Каждый день – кружатся жернова,

                   Каждый день немыслимое что-то

                   Заново решает голова.

 

                   Каждый день – подумайте, читатель! –

                   Хоть порой и слышишь от иных:

                   “Он – поэт, заоблачный мечтатель!..”

                   Каждый день, без всяких выходных!

 

                   Может быть, когда-нибудь увидит

                   Тот, кто от поэзии далёк,

                   Как смешон классический эпитет:

                   ”Бабочка, сильфида, мотылёк…”

 

                   1991, 1995

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                  ТВОРЧЕСТВО

 

                            Сердце

                            Жёлтого листа

                            Остывает на ладони –

                            В каждом стынущем микроне

                            Убывает красота…

 

                            Но другое сердце вдруг

                            Откликается незримо –

                            Так же чутко и ранимо,

                            Как цветок, и лист, и луг…

 

                            Словно тополь у крыльца

                            Зашумел листвой от ветра:

                            Сердцем чуткого поэта

                            Растревожены сердца…

 

                            1988

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                      Я Л Т А

 

                         Ялта. Гор пологий ярус,

                         Плющ крадётся по стене.

                         Одинокий белый парус

                         На эмалевой волне.

 

                         А потом – стучат колёса,

                         Как рефрен в твоей судьбе:

                         “Жизнь одна, одна даётся

                         И Поэту, и тебе…”

 

                         1987

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                            *     *     *

 

                      Я знаю замолкающих поэтов.

                      Они молчат, как вешняя листва, –

                      Как будто ждут, когда наступит лето

                      И к ним придут желанные слова.

 

                      Не все поэты подняты из Леты.

                      Порой никто не видел их лица.

                      Но все они – сыны одной планеты

                      И были с ней до самого конца.

 

                      Не все поэты в жизни – великаны.

                      Зато в груди у них – огонь горит.

                      Поэты – как потухшие вулканы:

                      Земля качнись – и он заговорит.

 

                      1994, 1997

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                               *     *     *

 

                         …А остальное всё – неважно.

                         Есть зимних веток волшебство,

                         Есть солнца блик и ветер влажный,

                         И сердца стук – живой, отважный, –

                         А остальное всё неважно.

                         Да и не надо ничего.

 

                         1987

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                  П О Д Ъ Ё М

 

                      Как хорошо

                      Жить в наркотике творчества,

                      Думать о нём от зари до зари.

                      И главное –

                      Ничего не хочется:

                      Только твори, твори, твори!

 

                      1995

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                      НЕПРИМИРИМОСТЬ

 

             Намёки, обманы,

             Порочные схемы,

             Кто предал любовь, кто – страну, кто – мечту…

             А я

             Сочиняю

             Стихи-теоремы,

             Под всем подвожу непреклонно черту.

 

             Обидны просчёты,

             Потери так зримы,

             И прежнего счастья, увы, не найти, –

             Но нет середины,

             Но нет половины,

             Но нет компромисса на этом пути.

 

             Мы, видно, не встретимся больше с тобою,

             И что впереди – никогда не узнать,

             Но белый листок

             Я кладу пред собою,

             И буквы упрямы:

             “Дано…

             Доказать…”

 

             1988

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

             Я  ХОЧУ  РАССЫПАТЬСЯ  ВЕРЛИБРОМ

 

                   Я хочу рассыпаться верлибром

                   По горам, по рощам и долинам,

                   Пролететь над вечным этим миром

                   Словно бы в полёте соколином.

 

                   Я хочу сравняться с облаками,

                   А потом упасть на дно морское,

                   То в пустыне сыпаться песками,

                   То во льдах застыть в немом покое.

 

                   Тайну мне свою раскроет птица,

                   Зверь мне выдаст сумрачные тропы,

                   А звезда –  научит, как светиться

                   Чистым светом самой высшей пробы.

 

                   С морем я схвачусь смертельной схваткой,

                   Проплыву по всем великим рекам…

                   Но замру пред вечною загадкой,

                   Древнею загадкой – Человеком.

 

                   1988

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                         *     *     *

 

                      Как сладко льётся музыка стиха

                      Над музыкой весны, любви и леса,

                      Над музыкой мечты и интереса,

                      Над музыкой реки и ручейка…

 

                      Как будто невесомая рука

                      Снимает тень обманчивого стресса –

                      И скрипки примирённого оркестра

                      Играют вновь, расстроены слегка…

 

                      Светла минута. Улица тиха.

                      В глазах – следы болезненного блеска,

                      Как в листьях дуновенье ветерка

                      Иль на воде – движение от всплеска.

 

                      …И побеждает музыка стиха

                      Все музыки ошибок и прогресса.

 

                      1988

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                      *     *     *

 

                      Прочту по картам старых лоций,

                      Как обогнуть материки,

                      Как удержаться от эмоций,

                      Как уберечься от тоски.

                     

                      Как под небесными громами

                      Невозмутимо-важной быть,

                      И лишь смеяться над штормами,

                      И пить ветра, и дальше плыть…

 

                      Как под лучами острых молний

                      Лишь озаренья миг ловить,

                      И жить в предчувствии гармоний,

                      И ждать, и верить, и любить…

 

                      1989

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                  ГУСЕНИЦА

 

                      По глади тонкого листа

                      Мудра, упряма и спокойна,

                      Нетороплива и толста,

                      Передвигается достойно.

 

                      Ничто её не возмутит,

                      Она маршрута не изменит

                      И миллиметрами пути

                      Свой многотрудный день измерит.

 

                      …Благословен упорный труд,

                      Пусть мы и мало в нём успели.

                      Далёк мой путь, подъём мой крут…

 

                      Ползу, но приближаюсь к цели!

 

                      1989

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                               К***

 

                      Твои портреты – на календаре,

                      Мои следы – в заснеженном дворе.

 

                      Твои стихи – у всех на языке,

                      Моя слеза застыла на щеке.

 

                      Твоя душа – как многолюдный храм,

                      Мои слова известны лишь ветрам.

 

                      Но я гранита с мрамором – боюсь,

                      Я лучше птицей в небе растворюсь.

 

                      1989

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                  ВЕТКА  СИРЕНИ

 

 

                               Вечерние тени

                               Легли от растений,

                               Дома погрузились

                               В прохладную мглу…

                               Но что ж на асфальте ты,

                               Ветка сирени?

                               Кто кинул тебя

                               На такую хулу?

 

                               Стучат каблуками –

                               Годами, веками,

                               Портфели и сумки

                               Неся на весу.

                               Смеются, хохочут –

                               И топчут, и топчут,

                               И топчут ногами

                               Такую красу!

 

                               …Лишь из отдалений,

                               Художник, ты – гений,

                               А в ближнем бою –

                               Только раб и солдат.

                               Вкусишь ли презренье,

                               Как ветка сирени,

                               Иль в славе утопишь

                               Мгновенья утрат?

 

                               1986

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                        *     *     *

 

                                             Талант – единственная новость,

                                             Которая всегда нова.

                                                                              Б. Пастернак  

 

                                          Поэтов не судят их читают.

                                                                              Ювенал

,

                   Талант – затасканная новость,

                   Опять расхвалят и опять …

                   Талант – единственная повесть,

                   Которую легко читать.

 

                   Есть прагматизм, цинизм и скупость,

                   Но всё ж, в любые времена,

                   Талант – единственная глупость,

                   Которая всегда умна.

 

                   Ругать талант – такая лихость!

                   Найдите нужные слова…

 

                   Талант – единственная прихоть,

                   Которая всегда права.

                  

                   1995

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                         *     *     *

 

                               Всё перекипело,

                               Всё переболело,

                               И покинула душа

                               Наконец-то тело.

 

                               Всё, что я хотела, –

                               В небо улетело,

                               Одинокая звезда

                               В небе заблестела.

 

                               Тело – белоснежно,

                               А душа – мятежна,

                               Когда были вместе –

                               Было не безгрешно!

 

                               А теперь – всё верно:

                               Тело – одномерно,

                               Приросло оно к земле

                               Мраморно и смертно.

 

                               И, не поймана, душа,

                               Молода и хороша,

                               В небе отдыхает –

                               Бабочкой порхает.

 

                               1995

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                         Э П И Т А Ф И Я

 

 

                Этот мир, и ласковый, и нежный,

                Этот мир, жестокий и слепой,

                Этот мир, то солнечный, то снежный,

                Этот мир, то щедрый, то скупой,

 

                Этот мир, открывшийся однажды

                В свете радуг и в мерцанье звёзд,

                В крике счастья и в томленье жажды,

                И в тоске невыплаканных слёз,

 

                Этот мир, загадочный и сложный,

                Этот мир, заманчиво-простой,

                Молодой, неистовый и грозный, –

                Обожжёт внезапной красотой…

 

                Этот мир останется навеки –

                И уж он-то сможет мне простить,

                Что душа в обычном человеке

                Не смогла всё это уместить!

 

                1981, 1996

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                      КАРИАТИДА1

 

                         Не веря, чтоб была Атлантом,

                         ”Кариатидой” важных дел,

                         Бог одарил меня талантом,

                         А больше  – дать не захотел.

 

                         На то была моя обида

                         Неощутимой, словно пар:

                         Держи скалу, Кариатида!

                         Не урони небесный дар!

 

                         1989

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                             *     *     *

 

                         Аз есмь поэт.

                         Я не имею права

                         Вот так писать, сказать и утверждать.

                         Мне говорят, что я дурного нрава –

                         Я не хочу на это возражать.

 

                         Мне тридцать лет.

                         Мне многое не ново.

                         Не перечесть ни радостей, ни бед.

                         Но если вдруг мне предоставят слово,

                         Я повторю: ”Аз есмь поэт”.

 

                         1986 (?)

 

                                 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                   *     *     *

 

                   Усну – и проснусь знаменитой,

                   Сама не узнаю себя:

                   Опутана тысячей нитей,

                   Вдруг их разорвала шутя!

 

                   Вдруг – словно знакомая сказка

                   Мне дарит своё волшебство:

                   Я, Золушка, – сразу на царство?

                   Да я недостойна его!

 

                   Но бодрая, зимняя свежесть

                   Мне скажет, что это – не сон, –

                   Останется только поверить,

                   Летящей молве в унисон…

 

                   Всё будет так ясно и ново!

                   Я лёгкий халат запахну,

                   Хмелея от рая земного,

                   Счастливая, брошусь к окну…

 

                   От белого, белого снега

                   Смежу в изумленье глаза:

                   Зачем ещё рваться на небо?

                   Бывают и здесь чудеса!

 

                   1996

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                           РЕЧКА  ДНЕСТР

 

                         Речка Днестр течёт во мгле

                         Робко и неслышно.

                         Что мы знаем о земле,

                         Из которой вышли?

 

                         Понимаем взмах руки

                         И слова немного…

                         А у самой у реки

                         Тянется дорога.

 

                         А дороги  – так длинны,

                         И конца им нету,

                         Словно сеть, легли они

                         На мою планету.

 

                         Я с дороги не сверну,

                         Лишь бы мне не сбиться!

                         Надо выбрать лишь одну

                         И не ошибиться.

 

                         Надо выбрать лишь одну –

                         Ту, что всех вернее.

                         Речке Днестр рукой махну –

                         И расстанусь с нею.

 

                         Я расстанусь – ну и пусть.

                         Вот моя дорога!

                         Я сюда ещё вернусь,

                         И не раз, а много.

 

                         1978, Новоднестровск

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                  П Е С Н Я

 

   А родилась я –                          А пришла в себя –

   На брегу крутом,                       Слёзы выдали:

   С кем водилась я –                  “Люди добрые,

   Не скажу о том.                         Всё вы видели!..“

 

   А вокруг была                           Вот опять лежу

   Только степь да степь –         На крутом брегу

   Чтоб по ней гулять,                  И опять гляжу

   Чтобы песни петь.                    На свою реку.

 

   Только в жизни мне                  И хотелось бы –

   Не всегда везло:                      Да не больно мне:

   По реке плыла,                         Надо мной поют

   Уронив весло.                           Птицы вольные.

 

   А вода в реке –                        И опять блестит

   Холодна, мутна,                        Солнце нả небе…

   Как оступишься –                      Как пришла в себя –

   Не достать до дна.                   Встала н ноги!

 

   Не достать до дна –                А вокруг – опять

   И всего лишь шаг…                 Степь да степь лежит

   И рябит в глазах,                      Чтоб по ней гулять

   И звенит в ушах                    Чтобы жить да жить!

 

   А спасать меня –                     1987

   Не просила я!                           

   Но пришла в себя –                 

   И простила я.                           

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                  *     *     *

 

                      Как можно этим торговать,

                      И воровать, и забавляться,

                      Когда лишь можно воспевать,

                      И ликовать, и изумляться!

 

                      Как можно к этому прийти

                      Без заблуждений, без ошибок,

                      А лишь срывая на пути

                      Цветы незначащих улыбок!

 

                      Как можно это забывать,

                      И предавать, и распыляться –

                      Когда лишь можно изумляться,

                      И ликовать, и воспевать!

 

                      1988

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                  О С Е Н Ь

 

                            Я грущу, но не очень

                            По зелёным шатрам.

                            Посылает мне осень

                            Вороха телеграмм.

 

                            Засыпает нещадно,

                            Всё на бланках резных…

                            Ничего мне не надо,

                            Кроме ветров сквозных!

 

                            Паутины колдуний

                            Пролетают, скользя:

                            “Но без грустных раздумий

                            Жить на свете нельзя!”

 

                            Смотрит озеро в небо,

                            Где плывут облака:

                            ”Будет счастье – нелепо,

                            А судьба нелегка”.

 

                            Знаю, милые, знаю!

                            Не пугайте меня.

                            Только б радость сквозная

                            Налетала, звеня!

 

                            Но трепещут осины

                            И вздыхают, скорбя:

                            ”Оттого и грустны мы,

                            Что нам жалко тебя!”

 

                            Только что мне за дело?

                            Бросьте ваше нытьё!

                            Я сама захотела –

                            В этом счастье моё!

 

 

                            Я сама выбирала –

                            Потому и горда!..

 

                            И ещё телеграмма:

                            ”Не жалей никогда”.

 

                            1981

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                        СИЛА  ВОЛИ

 

                   Всё, что хочешь,

                   Могу я себе приказать.

                   Я могу приказать

                   Ничего не сказать;

                   Рассудительной быть,

                   Хладнокровною быть;

                   Не смотреть и не думать –

                   Почти не любить.

 

                   Я могу приказать

                   Не лететь, не бежать;

                   И обиду стерпеть,

                   И улыбку сдержать.

                   За окно посмотреть –

                                                              или прямо в лицо;

                   Пошутить, засмеяться,

                   Поправить кольцо.

 

                   Рассчитать взмах руки,

                   Поворот головы…

 

                   Только сердцу молчать –

                   Не прикажешь, увы!

 

                   1979

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                               НЕЗАВЕРШЁННОЕ

 

                         Я умру от эгоизма! –

                         Не смотрите мне в лицо:

                         Жизни радужную призму

                         Я бы вправила в кольцо.

 

                         От немыслимых желаний,

                         От немыслимой любви,

                         От горений и пыланий,

                         От кипения в крови!

 

                         Вам – понять мои печали?

                         Через груз нелёгких лет?

                         Вы так многое встречали,

                         А такое, видно, нет!

 

                         Умираю! Умираю!

                         Слишком много хочу!

                         Слишком часто выбираю

                         То, что мне не по плечу!

 

                         …Дрогнет мир умалишённый,

                         Погружённый во грехи…

 

                         Выйдет жизнь незавершённой,

                         Словно лучшие стихи.

 

                         1981, 1997

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                        *     *     *

 

                   Остатки счастья душу щекотали,

                   В них прежний ощущался аромат,

                   Но, беспристрастный, из стекла и стали,

                   Иное говорил  мне циферблат:

 

                   Одной секундой – века не измерить,

                   Немых осколков вместе не сложить,

                   А надо – не раскаяться, а верить.

                   А надо – победить. А надо – жить.

 

                   1987

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                    *     *     *

 

             Этим воздухом дымным – с рожденья дышу,

             Оттого ль и сказать не умею,

             Как набухшие почки весеннем лесу

             Расстаются с одеждой своею.

 

             А вершины берёз – и наги и светлы,

             И глаза их – всегда на востоке,

             И так жадно сосут молодые стволы

             Животворные, пряные соки…

 

             Оттого ль, что росла средь бетонных громад,

             Видя небо в оконном квадрате,

             Не смогу описать тех цветов аромат,

             Что горят над водой на закате.

 

             И как лебедь плывёт по вечерней воде,

             Рассекая янтарные струи,

             Мне увидеть ещё не случилось нигде –

             И об этом сказать не смогу я…

 

             1988

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                            А В Г У С Т

 

                Краток день, а вечер – долог,

                И слетают, как стрекозы,

                На ковёр лесных иголок

                “Самолётики” с берёзы.

 

                Муравьи перетрудились.

                Отдохните, помечтайте…

                Журавли б не простудились –

                Улетайте! Улетайте!

 

                Снова яблоко упало.

                Жёлтый лист горит, как парус.

                Я сама чуть-чуть устала.

                Лето… Щедрость… Зрелость… Август…

 

                1989, 1997

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                               *     *     *

 

            Что быть придётся знаменитой –

            Давно меня предупредили.

            Потом сказали: “Будешь битой!” –

            И пыл тем самым охладили.

 

            Что надо быть бескомпромиссной –

            Я и сама об этом знала:

            Свои ж предчувствовала мысли,

            Твои поступки – угадала.

 

            Ещё я чувствовала кожей

            И синевой прозрачных жилок,

            Что надо быть неосторожной

            И не боящейся ошибок.

 

            Что назовут меня смешливой

            И легкомысленной – простила…

            Но что придётся быть счастливой –

            Простую мысль не допустила!

 

            1989

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                 СМОТРИ,  КАКАЯ  ЖЕНЩИНА

 

                   Смотри, какая женщина!

                   Не женщина – мечта!

                   Лицо её – изменчиво,

                   И каждая черта

 

                   Несёт и приключение,

                   И прелесть новизны,

                   И радость, и прощение

                   Любой твоей вины…

 

                   Смотри, какая женщина!

                   Не пальцы, а персты!

                   Как будто бы подсвечена

                   Сияньем красоты!

 

                   Смотри, какие волосы,

                   Не руки – пара крыл!

                   Но бог её не золотом –

                   Талантом одарил.

 

                   Талант – как червоточина,

                   Всё ясно наперёд:

                   Как яблоко подпорчено –

                   Никто и не берёт!

 

                   “Ах, вот что это светится!..”

                   Тот свет – страшней всего.

                   Нет, лучше с ней не встретиться:

                   Не вышло бы чего!

 

                   Ну что стоишь, юродивый,

                   Беги, людей смеши!

                   Но только на дороге ты

                   Пред ней не мельтеши!

 

 

 

                   И пусть огнём божественным,

                   При свете ярких ламп,

                   Горит такой неженственный,

                   Торжественный талант!

 

                   1985

 

 

 

 

 

 

 

*     *     *

 

                                      Ты ищешь то, чего нет в природе. (Лат.)

 

                      Где найти себе равного?

                      Нет на свете их, видите ли!

                      Нету самого главного –

                      Покровителя, повелителя!

 

                      Пустотой обжигающей

                      Снова сердце заполнено…

                      Крикни: “Стой!” – мне, шагающей, –

                      Я бы это запомнила!

 

                      Эх вы, вечные, вечные

                      Перекрёстки-пути…

                      Всё  – мужчины да женщины,

                      А Его – не найти…

 

                      Может, всё-таки встретимся?

                      Знай: я жду тебя, алчущий!

                      Может, силой померимся?

                      Надоело быть плачущей!

 

                      Может, всё-таки вырулим,

                      К свету вырвемся в мареве?..

 

                      Но боюсь, что погибнем мы

                      Оба в этой аварии!

 

                      1996

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                            Р О М А Н С

 

            Всяким дружбам приходит конец,

            Умирают любые любови,

            И на сердце ложится свинец

            Неизбывной, космической боли.

 

            Испарится воздушный дворец,

            Есть конец у любого начала,

            Роковое сложенье сердец

            Обратится в полоску причала.

 

            Все дома превращались в дымы,

            Я прощалась в слезах и с улыбкой,

            Вопрошая седые умы:

            Что же вечно в сей бренности зыбкой?

 

            И один мне ответил мудрец,

            Надо мной насмехаясь невольно:

            “Ведь и жизни приходит конец!

            Ты жива – и ещё недовольна!”

 

            1994

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                  *     *     *

 

                   Куй железо, пока горячо,

                   Поспевай, пока бьётся сердце,

                   Подставляй мне своё плечо,

                   Чтобы я могла опереться.

 

                   Поспевай, поспевай, поспевай,

                   Чтобы я не ушла из виду,

                   У ветров меня отбивай,

                   Холодам не давай в обиду!

 

                   А ещё, я скажу, а ещё –

                   Береги, как зеницу ока…

                   Куй железо, пока горячо –

                   Ведь таких на земле – немного!

 

                   1987(?), 1996

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                ЛЕЧЕНИЕ  ОТ  ЛЮБВИ

 

            Доктор сам мне назначил леченье.

            Но чтоб это была не любовь,

            Чтобы было одно увлеченье,

            Лишь слегка веселящее кровь.

 

            Вот мы с ним по мостам и гуляли,

            По зелёным гуляли садам, –

            Веселили себя, забавляли,

            Прикасались к запретным плодам.

 

            Доктор сам приказал мне раздеться –

            Он сказал, что проверит сейчас,

            Как там печень, и бьется ли сердце,

            И какое давленье у нас.

 

            Я спокойно ему подчинялась.

            Я была и мягка, и горда.

            Никогда ещё я не смеялась,

            Как тогда, как тогда, как тогда…

 

            А потом – мы расстались до завтра,

            Он легко удалился во тьму,

            Лишь слегка уколола булавка –

            Я поправила галстук ему.

 

            Доктор, доктор! Больные старухи

            К вам с мольбой обращают глаза

            И на ваши прекрасные руки

            Зрят с надеждой, как на образа…

 

            Вы проходите в белом халате –

            Вы – король, вы – кумир, господин…

            Отдохните немного в палате.

            Но – один. Но – один. Но – один.

 

 

 

            А потом вы – зайдите, проверьте –

            Помогло ли “леченье” в тепле

            И давно ли кидается ветер

            На холодное тело в петле.

 

            1995

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                            ПРОЗРЕНИЕ

 

                …И всё покатилось под горку…

                Хотелось забыть, оттолкнуть…

                Мне было и больно, и горько –

                Но надо же было рискнуть!

 

                Ужель для того я горела,

                Пылала, сходила с ума,

                Чтоб пало увядшее тело,

                Как плод, в окруженье ……!

 

                А может быть, это – начало

                Того, что должно воцарить,

                И я до того – лишь молчала,

                Теперь же – начну говорить?

 

                1996

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                    *     *     *

 

       Отчего раскричалась ворона

       На просторах любимой страны

       Так протяжно и так похоронно,

       Словно нет ни зари, ни весны?

 

       Словно ветра упругие струи

       Не летят и над ней, роковой,

       Словно спят ещё все, кто уснули,

       В море снега уйдя с головой…

 

       Словно ветви не вскинула верба

       К небесам, в их качнувшийся храм…

 

       Я хочу не случайного ветра,

       А служенья вселенским ветрам!

 

       1989,1991

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                             

 

 

 

 

 

                                           РОССИЯ.  ЛЕТО  1995

 

  Земля спала.

  Отрубленные ноги

  С остатками каких-то мокасин

  Неприбранно валялись у дороги

  Под стонущими ветками осин.

 

  Орущая утроба электрички,

  Жующая, извечно голодна,

  То ль плакать заставляла с непривычки,

  То ль – душу выворачивать до дна.

 

  Но главное – на дне души лежало –

  Израненной, истерзанной, живой, –

  С улыбкою отравленное жало –

  Подарок оборотня роковой.

 

  И я кричу,

  Устав от какофоний,

  В желудки, что безглазы и глухи:

  “Я НЕ ХОЧУ

  НА ЭТОМ ГРЯЗНОМ ФОНЕ

  ПИСАТЬ СВОИ ПРЕКРАСНЫЕ СТИХИ!”

 

  1995

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                     *     *     *

 

     Расцветает весна, оживляются мутные реки,

     Поднимают со дна затонувшие глыбы надежд…

     Я ещё не ушла, и во мне, как в любом человеке,

     Оживают миры, словно пройден незримый рубеж.

 

     Набегает слеза, сердце стонет в ночи безутешно,

     Разлетелись мечты, съединявшие нити – слабы,

     Но горит, как звезда, это странное слово – “надежда” –

     Над Землёй, над страной, над крутым поворотом судьбы.

 

     Крик души – не убить, оттого и пишу эти строки

     Этой дымной и пыльной, в грязи потонувшей весной:

     Будем жить и любить в этой смеси помойки и стройки,

     Что зовётся моей несравненной, любимой страной!

 

     1995

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                          *     *     *

 

                      Какая жуткая манера –

                      Петь, о любви своей скорбя, –

                      Как будто голая Венера:

                      Стоишь – и смотрят на тебя…

 

                      И пьяницы с глазами кроликов

                      Тебя читают до нутра,

                      Весь цвет российских алкоголиков

                      С тобой в кровати до утра…

 

                     И тот в лицо тебе хохочет,

                     О ком напрасно ты грустишь,

                     И сам

                     С тобой подняться хочет,

                     Но он – бескрыл, а ты – летишь!

 

              1994

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                  *     *     *

 

  Говорят, все слёзы высыхают,

  Так же, как все реки – утекают:

  Не войти в одну и ту же реку

  Ни царю, ни просто человеку.

 

  Говорят, и сами мы – иные,

  Только сны нам видятся – речные,

  Где течёт ушедшее когда-то,

  Но уже навек и без возврата.

 

  Ни о чём прошедшем не жалею,

  Каждый миг – от нового хмелею,

  И живу, и мучаюсь со словом,

  С новым счастьем и несчастьем – новым.

 

  1988

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                       О Ж И Д А Н И Е

 

     Живу от мига и до мига, –

     А где-то там, в ночной тиши, –

     Уже написанная книга

     О тайниках моей души.

 

     Так привыкают к ожиданью.

     И ты, мой друг, имей в виду:

     Есть эти краткие свиданья –

     Хоть знаю я, чего я жду!

 

     1994

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                 НЕ  ДЛЯ  ПЕЧАТИ

 

     Ветра осенние шумели,

     Потом – весенние ветра…

     Мы вместе с Музой захмелели

     И веселились до утра.

 

     Никто, никто нам был не нужен,

     О грусти было невдомёк…

     Старик Державин к нам на ужин

     Не заглянул на огонёк.

 

     Потом и Муза улетела,

     И оказалась я – одна,

     И всё перо в руках вертела,

     И всё сидела у окна.

 

     …То солнце призрачное светит,

     То тучи небо заслонят…

 

     Всё жду, когда меня заметят

     И, “в гроб сходя”, благословят!

 

     1991

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                             *     *     *

 

                                   …расплеваться с любовью…

                                   С этой шлюхой

 

                                   …когда подопрёт…

 

                                   Мир создан, дура, чтобы в доме быть

                                   И уходить, заслышав зов, из дома…

 

                                                                       Е. Елагина12

 

            Расплеваться бы с этой страною,

            Где плохие стихи – на щите,

            Где ничто не случалось со мною –

            Но зато я живу в нищете!

 

            Где ползут удивлённые слухи

            Лишь за тем, кто внезапно умрёт,

            И любая чуть грамотней шлюхи

            Выступает, когда “подопрёт”.

 

            Где в зародыше чахнет культура,

            Где жующие толпы – глухи

            И какая-то пылкая дура

            Безнаказанно пишет стихи.

 

            1995

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                            ОДНОМУ  ДИРИЖЁРУ

 

  …Но вам ничем меня не превзойти.

  В руках перо – страшнее арбалета.

  Я поклялась о выбранном пути

  Не сожалеть – и повторяю это.

 

  У вас в руках – ваш дирижёрский жезл.

  Вы над людьми, но сами – не творите,

  И вас покорно слушает оркестр,

  Но вы – в плену, что там ни говорите.

 

  А я – всегда, везде, во всём вольна,

  Лишь Музе повинуюсь легкокрылой.

  Могу цепями быть оплетена,

  Но обладать своей нездешней силой.

 

  Вам рукоплещет зал за исполненье,

  Но это всё ж – не ваше сочиненье!

 

  1996, 1997

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                      СТИХИ

 

                                                                                             С. Пожлакову

 

  Может, для вас это будет скучно,

  Скажете: сосёшь все ту же конфету.

  Но не у всех ведь всё благополучно,

  А у меня – фантазии нету.

 

  Вот я и беру свой лист бумаги

  И, не придумав ни строчки,

  Пишу свои драмы, трагедии, баллады,

  И это ещё – цветочки.

 

  Вот я и пишу, как плыло мне в руки,

  Как падало мне на плечи

  Сто один вариант разлуки

  И ни одной – встречи.

 

  1995

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                       *     *     *

 

         Нет пророка в отечестве.

         Процветает порок.

         Все-то мечутся, мечутся

         Средь разбитых дорог.

 

         Всем-то хочется, хочется

         Знать без всяких забот,

         Чем же всё это кончится

         И к чему приведёт?

 

         Умер юноша-Лермонтов…

         Краток век, вечен рок.

         Как рулетка отвергнутых:

         Кто же будет пророк?

 

         Над виском у Высоцкого

         Прошумел ветерок…

         Покрывало уж соткано –

         Спи спокойно, пророк!

 

         Я не гордая – нежная,

         То беда, то слеза…

         Отчего же с надеждою

         В меня смотрят глаза?

 

         Прохожу переулками.

         Чьи-то окна строги.

         Перестуками гулкими

         Отдаются шаги…

 

         Подожди, человечество.

         Может, выходим прок!

 

         …Нет пророка в отечестве.

         Даже я не пророк.

 

         1995

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                             *     *     *

 

            Кто истинно велик – всегда покажет время,

            Оно даёт ответ сомненьям мудрецов;

            Как пропасть пролегла от тленья до горенья,

            Так “высшие прозренья” – смешны в конце концов.

 

            Один себя заснял, поднял и возвеличил,

            Другой – всю жизнь болтал, и в том – его просчёт,

            Но время нас найдёт средь тысячи обличий

            И выберет одно, которое – “не в счёт”.

 

            О Время, рассуди! Тебе и карты в руки!

            Ты ведаешь одно секретом всех племён!

            Ты видело не раз, как падали науки,

            Как гасли имена под натиском знамён…

 

            О Время, рассуди всех правых и неправых,

            Воздай на небесах за каждую беду!

            И кто-то будет жить и почивать на лаврах,

            А я – уже сейчас, мне кажется, в аду.

 

            1996, 1997

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                               

                                              

                                                

                                                 АННЕ  АХМАТОВОЙ

 

         Теперь ещё раньше сгорают,

         Седеют и сходят с ума,

         Стареют и умирают,

         И входят в тугие тома.

 

         Теперь ещё раньше, чем прежде,

         Теряют спасения нить,

         Простив неразумной надежде

         Желание всё изменить.

 

         Теперь умирают без толку,

         Но есть неизменная честь:

         Терпеть эту горечь, как есть,

         Чтоб встать рядом с Вами на полку.

 

         1996

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                           *     *     *

 

     Живое горе, кровь и слёзы –

     Так начинаются стихи,

     А где-то – тонкие берёзы

     Стоят прозрачны и тихи.

 

     А где-то – маленькая речка,

     Почти подобие ручья,

     Течёт безмолвию навстречу,

     Переливаясь и журча.

 

     Вот так и я – умывшись кровью,

     В последней песне пропою:

     Пускай положат к изголовью

     Святую Родину мою.

 

     Так я, хлебнувшая обману,

     Во лжи купаясь с головой,

     Уйду – простой берёзкой стану,

     Речушкой этой и травой.

 

     Тогда, в один прекрасный вечер,

     Я всех прощу  – и пусть, звеня,

     Речушка с ласковою речью

     Бежит безмолвию навстречу

     И всё доскажет за меня.

 

     1996

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                     *     *     *

 

     Земля заходит тыльной стороною

     За Солнце; освещённые Луною,

     В холодном мраке теплятся дома…

     Что это, как не поворот Истории?

     И может, что-то тайное вершится,

     И в темноте – хоть что-нибудь решится,

     И что-нибудь проклюнется к весне,

     И что-нибудь отколется и мне?..

 

     1992, 1994

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                             

 

 

                                                            *     *     *

 

            Мне приснился Иосиф Бродский,

            Он со сцены читал стихи.

            Он спустился – высокий, броский…

            Я коснулась его руки.

 

            Говорила: ”Мне непонятны

            Излияния ваших губ…”

            Он смотрел на меня приятно,

            А с другими был зол и груб.

 

            Говорила: “Ну что, Иосиф!

            Мы ведь с вами – не так близки,

            Мы ведь с вами друзья – не очень,

            А точнее – почти враги.

 

            Вы за прошлое расквитались,

            Расплатились за всё сполна,

            Сыром в масле потом катались,

            Но Россия – всего одна”.

 

            Мне хотелось ему поведать,

            Что бывает другая честь,

            Что нельзя из России – бегать,

            Если сердцем в России – весь.

 

            …Это было в начале века.

            Я проснулась – прошло сто лет.

            И всё те же земля и небо,

            И поэта в России – нет.

 

            1996

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                      *     *     *

 

  Так хочется взлететь под облака,

  Чтоб совершить последнее паренье

  И написать, взволнованно слегка,

  Последнее своё стихотворенье…

 

  И пролететь над сетью синих рек,

  Увидев с высоты луга и пашни

  И удивясь: “Что может человек!” –

  Над силуэтом Эйфелевой башни…

 

  А люди будут жить, ходить, любить,

  Хотеть и ненавидеть против воли,

  Смеяться, удивляться и шутить –

  И всё это – знакомое до боли…

 

  И, может, кто-то выскажет из них,

  Случайно взор свой к небу обращая:

  “Такая красота, что вспомнил стих,

  Оставленный Мариной на прощанье!

 

  1994

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                            *     *     *

 

            Если только из этого неба

            Не просыплется огненный дождь, –

            Разберусь, что светло, что нелепо,

            Распознаю, где правда, где ложь.

 

            Если пепел, с золою мешаясь,

            Мне в ночи не застелет глаза, –

            То, откинув ненужную жалость,

            Доберусь до зачатия зла.

 

            …Так и буду брести пилигримом

            По стопам не успевших дожить…

 

            Назовите планету – “Марина”,

            Чтоб она не устала кружить.

 

            1988

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                         *     *     *

 

  …А может быть, моё предназначенье –

  Кометой яркой по небу брести?

  Порой дарить спокойное свеченье,

  Порой – горячим пламенем цвести…

 

  Там, где темно, – пусть будет освещенье,

  Там, где беда, – пусть будет облегченье,

  Там, где печаль, – пусть слышат: “Не грусти!”

 

  И ты меня прости, моё влеченье,

  За яркое путей пересеченье:

  Не попадайся больше на пути!

 

  1989

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                             ИЗ  АСТРОНОМИИ

 

  Не многие звёзды горят до конца,

  А многие – просто срываются к бездне.

  Их сил – не хватает, сгорают сердца,

  Их тянет земля и гнетёт поднебесье.

 

  Но многие звёзды – горят до конца,

  Горят и сгорают огнём фейерверка…

  И знает, наверно, лишь разум Творца,

  Зачем им устроена эта проверка.

 

  1995

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                               ЖЕНЩИНА  У  ЖЕЛЕЗНОЙ  ДОРОГИ

 

  Она стоит, как каменная баба,

  На ней – горящий пламенем жилет.

  Рассыплюсь я от первого ухаба –

  Она же простоит ещё сто лет.

 

  Её лицо – спокойно и упрямо,

  Её службу выполнять, а мне – пенять,

  И так проста её кардиограмма,

  Что я б не отказалась поменять.

 

  Проносит поезд вымыслы и судьбы,

  Вдали горят большие города…

  Её лицо спокойного рисунка

  К нам ближе не подступит некогда.

 

  Мои глаза – монгольского разреза,

  Турецкое с египетским в крови…

  Не уроните свой флажок от стресса:

  Там, в поезде, – смешная поэтесса!

  Пусть ваш флажок горит на фоне леса

  Переходящим вымпелом любви…

 

  А я – вперёд, меня обступит город,

  Я растворюсь в шагающей толпе,

  И снова одиночество напомнит

  Кошмарами ночными о себе…

 

  И как понять: чего я в жизни стою?

  Зачем держу перо своё в руке?

 

  …И хочется порой побыть простою,

  Обычной русской женщиной в платке.

 

  1995

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                    П О Э Т Е С С А

 

         Нимфа, лилия, принцесса,

         Королева от любви,

         В недрах нервного процесса

         Пишет вновь стихи свои.

 

         Бирюзовым цветом моря

         Чуть глаза обведены,

         Лёгкий плащ, с закатом споря,

         Вниз струится со спины.

 

         Губы – веткою коралла,

         Пальцы – чудо-лепестки

         Вроде, многими играла –

         Многие ль теперь близки?

 

         Гаснет вечер раньше срока…

         На песчаном берегу

         Что стоишь ты одиноко,

         Что за боль в твоём мозгу?

 

         Одиночества царица,

         Не опознана людьми, –

         Если б знали, что творится

         За закрытыми дверьми!

 

         Там, измерено слогами,

         Всё – взаправду, всё – всерьёз:

         Бури, смерчи, ураганы,

         Ливни слёз и ночи грёз.

 

         Там, разорвано на части,

         Сердце, сшитое живьём,

         И непознанное счастье –

         Как журавлик над жнивьём.

 

         И последний взгляд колючий

         Вместо доброго: “Прости”…

         Дальше снова будет лучше,

         Если всё-таки – идти.

 

         …Жемчуг волн, дитя прогресса,

         Луч рассвета, дочь греха.

         Ей сказали: “Поэтесса!” –

         Фразой нового стиха.

 

         1994

 

 

 

 

 

 

                                                   

 

 

                                                        К  МОРЮ

 

     Скажи мне, море, почему,

     Устав от суетного блеска,

     Душа ржавеет, как железка,

     И к шуму рвётся твоему?

 

     Скажи мне, ласковое море,

     Как одолеть невзгод волну,

     Как сохранить в ревущем шторме

     И чистоту, и глубину?

 

     Какими силами владея, –

     Скажи, пристанище богов! –

     Себя спасти, как чародея,

     И от друзей, и от врагов?

 

     Как отрясти с себя, о море,

     Обид и прегрешений груз,

     Чтобы остались на простое

     Лишь ты да я, лишь наш союз?

 

     И чтоб, очищена до дна,

     Душа опять заговорила,

     Чтоб вновь свой нежный свет дарила

     И чистота, и глубина?

 

     1987

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                        С О В Е Т

 

                                                                       Если жизнь тебя обманет…

                                                                                                            А. С. Пушкин

 

     В час сомнений и метаний,

     В час раздумий на пути

     Вспомни, сколько испытаний

     Довелось уже пройти.

 

     В час ликующего рока,

     В час обиды торжества –

     Не суди судьбу жестоко,

     Затаись ещё до срока,

     Помни верные слова:

 

     Будет день – и всё простится,

     Вновь взойдёт твоя звезда,

     Счастье вылетит, как птица,

     Из сгоревшего гнезда!

 

     Что там впредь ещё случится –

     Крах, больница, или смерть?

 

     Этой птице – не сидится:

     Оперится, будет петь…

 

     1996, 1997

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                         ВИЛЛЕМУ ВАН ФОККЕНБРОХУ14

 

         Всё балансирует на грани,

         Свет – с тенью борется бесстрастно,

         Движенье в статике играет –

         И умирает ежечасно.

 

         Вода, о камни ударяясь,

         Парами лёгкими взовьётся,

         А смех, стократно повторяясь, –

         Слезами новыми прольется.

 

         Недуг – лекарством побеждён,

         Болезнь – противится здоровью,

         Тот – умер, а другой – рождён,

         А третий – счастьем поражён

         И с новой мается любовью.

 

         …Я балансирую на грани.

         Но сердцу велено трудиться,

          И  – ежедневно умираю,       

         Чтоб утром – заново родиться.

 

         1993, 1994

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                     *     *     *

 

                                                               …Время собирать камни. (Библ.)

 

  Время пожирает свих детей,

  Время поджидает других гостей,

  Время пожинает плоды страстей,

  Время заметает следы властей.

 

  Смыта позолота игрой времён,

  После поворота – застой и сон,

  После снегопада – тепло огня,

  В зареве заката – зачатье дня.

 

  После ледохода – опять метель,

  Думать неохота – стели постель,

  Кончилась дремота иль "карусель" –

  Новая работа в тиши недель…

 

  Время наступает – и гибнет рать,

  Время – разбросать, время – собирать,

  Время прорасти, время отцвести…

  Время! Отпусти и грехи прости!

 

  …Время пожирает своих детей,

  Время выбирает других людей,

  Время выпивать, созывать друзей,

  Время отпевать, создавать музей.

 

  1996, 1997

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                          

 

 

                                                             М. С.

 

     Момент безвременья – не вечен,

     Наступит день, наступит час,

     Наступит миг, наступит вечер –

     Наступит вечное для нас.

 

     И что мешало, удушало,

     Что не давало нам дышать,

     Мечты и планы разрушало –

     Само придёт нас утешать.

 

     И вмиг ворвётся свежий ветер…

     Ах, если б знать уже сейчас,

     Что, может, и на этом свете

     Наступит вечное для нас!

 

     1990, 1997

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                      *     *     *

 

         Далека от политики,

         Прохожу меж ларьками,

         А вокруг – сифилитики

         Задевают кульками.

 

         И грузины с армянами

         Язычком-то мне щёлкают…

         Неужели нужна я им,

         С "поэтической" чёлкою?

 

         Вот старушка с укропами,

         “По рублю, по рублю!”

         Помню, кто-то нашёптывал:

         “Полюблю, полюблю!..”

 

         И рука его тонкая

         Прикасалась ко мне,

         И тоска его звонкая

         Растворилась в вине.

 

         …Меж мешками, корзинами

         Кабачков, огурцов…

         Пусть головка картинная

         Распалит удальцов!

 

         Но весёлые молодцы

         Зря надежду таят:

         Ведь перо моё – колется,

         А на кончике – яд.

 

         И армяне с грузинами

         Зря таращат белки:

         Не болтайте с богинями!

         Ваше дело – лотки.

 

         1995

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

           

 

 

 

                                                МЕТАНИЕ  ИКРЫ

 

         Как лосось, иду на нерест

         По воде живой, гремучей –

         Всё на нервах и на нервах,

         И – всё выше, и – всё круче.

 

         В океане – всё так просто!

         Как войти в речушку эту,

         После пагубного кросса

         Разметать икру по свету?

 

         Речка есть одна на свете,

         Есть одно такое право,

         И нельзя свернуть, поверьте,

         Ни налево, ни направо.

 

         Всё труднее и труднее,

         Круче путь, но звонче эхо:

         “Не сдавайся, будь смелее!

         Ты – заложница успеха!”

 

         …Отмечу, с собой покончу,

         Вниз слечу – и будь, что будет.

         Я была так близко к Солнцу!..

 

         Победителей – не судят.

 

         1995

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                            *     *     *

 

                                           Не поймана, не узнана,

                                           Не схвачена на цепь,

                                           И никакими узами

                                           Я не хочу звенеть!

 

                                           За телефонным номером –

                                           Не я, а только тень…

                                           Вам отвечали с гонором?

                                           Забудьте этот день!

 

                                           В письме моём – каракули

                                           Забавней, чем у всех…

                                           Над ними столько плакали!

                                           А получился – смех…

 

                                           Неясно, чем замучена,

                                           Задумчива? – слегка,

                                           Воспитанна до скучного,

                                           Заученно мягка…

 

                                           Но никакими узами

                                           Я не хочу звенеть:

                                           Дружить – так только с музами!

 

                                           …Иначе это – смерть.

 

                                           1996

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                      *     *     *

 

  Так хочется поверить до конца

  В звезду свою – что счастливо горела,

  Что не было ошибкою Творца

  Боренье духа и горенье тела.

 

  Мелькание знакомого лица,

  Улыбка – но загадочнее Сфинкса…

  Мы, кажется, у самого крыльца,

  И что-нибудь должно бы получиться!

 

  Проносятся счастливые века…

  Мой век не наступил ещё, наверно:

  Я где-то буду счастлива безмерно

  И, может быть, бессмертна, а пока –

 

  Живу как все, средь бед и просторечий,

  Запутавшись в клубке противоречий.

 

  1995, 1997

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                         АСТРОЛОГИЧЕСКИЙ  ПРОГНОЗ

 

     Опять будем в бедности жить,

     Опять в этих старых кофтах

     Будем весь век кружить

     В этих печальных комнатах…

 

     Опять в океане дней,

     Вечностью нам подаренном, –

     Плавать среди теней

     В этом немом аквариуме.

 

     И тот, кто решит сказать

     О найденной гениальности,

     Подумает: “Это – знать!” –

     И даже не будет знать

     Про жизнь на краю реальности.

 

     1996

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                         БУДЕТ  УТРО  ПЕЧАЛЬНОЕ

 

     Будет утро печальное,

     Словно бред наяву…

     Закажу окончание –

     Но опять заживу.

 

     И знакомая улица

     В воспалённом мозгу

     Каруселью прокрутится –

     На бегу, на бегу…

 

     Детство было – обычное,

     Только всюду – смешки:

     “Ты какая-то вычурная,

     Всё стишки да стишки…”

 

     И потом – как положено,

     Как у всех, как у всех…

     “Всё доводишь до сложного!” –

     Разрастается смех.

 

     Я – обычная женщина,

     Неприметна на вид.

     Но в груди моей – трещина

     Всё кровит и кровит.

 

     И усмешка прицельная

     Мне страшнее огня –

     И усталость смертельная

     Вновь догонит меня.

 

     И когда это кончится –

     Онемею в снегу…

     Говорите, что хочется.

     Больше я – не могу.

 

     1995

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                         ДРУЗЬЯМ

 

                                                                                    Миле, Нине, Сергею,

                                                                                   Тане, Ане, Сергею, Стасу, Олегу…

 

  Прощайте, друзья! Мы увидимся где-то,

  Возможно в лучах уходящего лета,

  Возможно на льдине, возможно в пустыне,

  Прощайте, увидимся – только не ныне!

 

  Мы вместе шагали, невзгоды ругали,

  Случалось, друг другу в беде помогали,

  Мы были, мы жили, мы просто дружили,

  Мы добрую службу друг другу служили…

 

  Прощайте, друзья! Вы пожали мне руку,

  Но главного мы не сказали друг другу –

  И что-то распалось, но что-то – осталось,

  А что-то – в Историю робко вписалось…

 

  Прощайте, друзья! – словно кончилось детство…

  Однажды в пути остановится сердце,

  И кончится всё – но последней страницей

  Друзья пред глазами пройдут вереницей…

 

  Прощайте, друзья! В этом мире не тихом,

  Надеюсь, меня не помянете лихом,

  А может, в тиши над стихами моими

  Вздохнёте, увидев знакомое имя…

 

  1994, 1995

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                     П О Ж Е Л А Н И Е

 

          “Поскорей становись знаменитой!” –

          Так сказав, растворился во тьме,

          В череде бесконечных событий

          Забывая навек обо мне.

 

          Я подумала: “Сладкое слово!

          Только разве чужая молва

          Лучше сердца, навеки пустого,

          Если я – молода и жива?”

 

          Это было – как в прошлом столетье…

          Я теперь вспоминаю с трудом

          Георгины увядшие эти,

          Этот старый, заброшенный дом…

 

          “Поскорей становись знаменитой!” –

          Как проклятья нависшего крест…

          Я по улице, солнцем залитой,

          Проезжала средь этих же мест.

 

          Он вошёл в опустевший троллейбус…

          Мне сказала спина старика,

          Что, уверовав в эту нелепость,

          Он себя ненавидит слегка.

 

          Каждый право имел на желанья.

          Но судьбу – не дано победить:

          Ты предвидел балы и гулянья,

          А тебе пожелали – закланья…

          Мне, наверно, пора выходить!

 

          Я иду в этой яркой одежде,

          Прожигающей кожу насквозь…

          Я и вправду – иная, чем прежде.

          Пожелание ваше – сбылось!

 

          1996, 1997

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                ТАЛАНТ  И  ТРУД

 

         Горит звезда

         На небе в час зачатья.

         Но может быть,

         Когда-нибудь поймут:

         Талант и Труд –

         Художника распятье,

         Его несчастье, боль его и кнут.

 

         Я говорю с тобой, хоть мы не братья.

         Мой век – в дыму,

         В твоём – мечты живут.

         Талант и Труд

         Сожмут тебя в объятья, –

         Но лишь они

         К вершинам приведут.

 

         …Ты снят с креста.

         Твоё промокло платье.

         Но после славы нескольких минут

         Вновь жду тебя –

         Твой крест, твоё проклятье,

         Венец терновый твой –

         Талант и Труд.

 

         1986

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                             «НЕ ВЕСЬ УМРУ»15

 

                                                                                            А. Г. Кагану16

 

  Нет ничего, что было бы “нельзя”.

  “Не начинайте от высокой ноты”, –

  Мне говорят. Послушайте, друзья,

  По-моему, вы просто …..!

 

  У каждого – особая стезя.

  У всех – своя, особенная нота.

  Один живёт, по лезвию скользя,

  Другой – благополучней бегемота.

 

  Я не уйду. Бароны ли, князья,

  Купец, делец и крупный воротила!

  Я всё наворотила, как нельзя,

  Но столько,

  Чтобы вам на всех хватило.

 

  1996

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                МИНУС  18.   ВЕЧЕР

 

       Вечер, зарождающийся вечер,

       Зимние автобусы, дома…

       Было бы хоть что-то человечье –

       Можно было б не сходить с ума.

 

       Скованные инеем деревья,

       Линии контрастны и прямы…

       В этот неизвестный день творенья

       Я живу в особом измеренье

       По законам правильной зимы.

 

       И бегут, бегут куда-то стрелки…

       Но среди мелькающих примет

       Я всё время “не в своей тарелке”:

       У меня “своей тарелки” – нет.

 

  1996

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                      Я  И  ВРЕМЯ

 

     Помоги мне, скупое время!

     Мы с тобою – друзья-враги…

     Время нового поколения,

     Хоть немножечко помоги!

 

     Я бегу – и не успеваю.

     Я лечу – и не достаю…

     Хоть медлительной не бываю –

     Отстаю, отстаю, отстаю…

 

     Я горела в огне стократно –

     Мне сказали: не тот огонь…

     В Лету кануло безвозвратно

     Время самых лихих погонь…

 

     И лицо моё постарело,

     Но одна утешает весть:

     Половина меня сгорела –

     Но ещё половина есть!

 

     Может, мало лететь и бегать?

     Может, надо ещё огня?

 

     …То, что я не успела сделать,

     Время сделает за меня.

 

            1995

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                          *     *     *

 

…Всё, что сбыться могло,

Мне, как лист пятипалый,

Прямо в руки легло.

Только этого мало.

                    А. Тарковский

 

     Пролетели года,

     Сердце снегом оделось…

     Всё сбывалось всегда,

     Но не так, как хотелось.

 

     Зажигалась звезда,

     Ей – светилось, мне – пелось…

     Всё слагалось всегда,

     Но не так, как хотелось.

 

     Унесли поезда

     Всех любимых далече…

     Говорят: не беда.

     Время раны залечит.

 

     …Я уйду в никуда –

     Жаль, не всё-то успелось

     Всё сбылось, как всегда, –

     Но не так, как хотелось.

 

                                         1992

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                           ПЕРВОМУ  ЧИТАТЕЛЮ

 

      И ты придёшь со мной проститься,

      И, может, в этот строгий час

      Одною станет больше птицей –

      Чтоб с неба услаждала вас.

 

      И наши – пальцы не сплетались,

      Нас не тревожили звонки,

      Мы не встречались, не общались –

      Как две планеты далеки…

 

     И ты придёшь со мной прощаться,

     Мой незнакомый, верный друг!

     А что-нибудь могло б начаться

     С прикосновенья наших рук…

 

    И ты читаешь эти строки,

    А я, враждебная судьбе,

    У края бешеной дороги

    Стою, как памятник себе.

 

    1995, 1997

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                   П А М Я Т Н И К

 

         Я живая, мой гнев и трепет,

         Вам не очень-то и нужны

         Ветер волосы лёгкие треплет

         На виду у большой страны.

 

         Говорят ещё: время терпит.

         Им отвечу я без затей:

         Время – новую жертву требует,

         Пожирая своих детей.

 

         Строй бесчувственных не ослепнет

         И от самых больших огней…

         А потом – кто-то памятник слепит:

         “Будь из глины. Оно верней!”.

 

         1996

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                       ДВЕ  РОЗЫ

 

         И всё же мы выбьемся в люди,

         И дочке моей неспроста

         Так щедро дарована будет

         Пленительная  красота!

 

         И наше старинное фото

         Украсит архивный альбом,

         И будет разглядывать кто-то,

         Как мы процветали вдвоём.

 

         Смотрите, смотрите в архивы!

         Пусть каждый уходит пленён:

         Мы жили, мы были красивы –

         Две розы на ветке времён!

 

         1966

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                             ДОЧЕРИ  АННЕ

 

  Пробирайся сквозь дебри рутины,

  Для того чтоб на стыке веков

  Написать свои чудо-картины

  Без давленья учебных оков.

 

  Собери свои дерзость и смелость,

  Напиши им природу под стать –

  Мне ведь тоже когда-то хотелось

  Лик Земли молодой описать.

 

  Продерись сквозь заслоны и колья,

  Пальмы ветвь над собой водрузи –

  Гениальность! Долой из подполья!

  Сколько можно возиться в грязи!

 

                                 1996

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                        *     *     *

 

  Вновь зацвело по дворам и проспектам,

  Словно разлили зелёную муть…

  Дай-то мне бог этим солнечным летом

  Сердцем остыть и душой отдохнуть.

 

  Снова влечёт в эту сеть, и незримо

  Сердце впадает всё в тот же обман…

  Белого голубя неодолимо

  Тянет лететь сквозь зелёный туман.

 

  Что это? Новая песнь под звездою

  Горло теснит, как пронзительный плач, –

  Тянется, тянется над чередою

  Новых сомнений и новых удач.

 

  1995

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

"Вновь подхвачена ветром вселенским..."

Уважаемые товарищи потомки!..
Маяковский

Вновь подхвачена ветром вселенским,
Над землёю взлетаю я
М
ежду Шефнером и Вознесенским
И на крыльях Цветаевой.

И, обитель свою покинув,
Машут мне у земли неброско
Пастернак, Леонид Мартынов
И
- кто там ещё? - Тарковский...

А у самой дороги - кто же? -
Смотрит в небо, слезу смахивая,
Какая-то женщина... Боже!
Да это же Анна Ахматова!

...Я предвижу вас, пародисты.
По углам сидите, выглядывая...
Вам ведь хочется потрудиться?
Но ведь я - ни разу не падала!

Упаду - разорвёте на части...
Да во мне ведь - так мало сладкого!
А ещё ведь со мною, к счастью, –
Пушкин, Блок, Пастернак, Ахматова...

1999

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                     *     *     *

 

                                                                   Поэтов ненавидят. (Лат.)

 

         Поэты умирают,

         Поэтов убивают –

         Счастливыми поэты,

         Известно, не бывают.

 

         Едва забрезжит счастье

         На нашем горизонте –

         Пора уж с ним прощаться:

         “Пожалуйте! Извольте!”

 

         Поэтов заметает

         Горами снег высокий.

         Но вот никто не знает:

         О чём он там мечтает,

         Тот “парус одинокий”?

 

         Поэты умирают,

         Поэтов "убирают",

         То палки им в колёса

         Вставляют – как играют.

 

         Но глянь – дворцы взлетели,

         Гонители – истлели,

         Зато любой на свете

         Ответит о поэте.

 

         Смело с лица земного

         Того или иного,

         Зато сверкает снова

         Пленительное слово!

 

         1996, 1997

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                          СОЖЖЕНИЕ  НА  КОСТРЕ

 

  Любимый сказал: “Ты не веруешь в бога”.

  Иду на костёр. Мне осталось немного.

  Меня провожают купцы, вертопрахи,

  И вправду – вокруг заплясали монахи.

 

  Меня провожают раскрывшие зевы

  Торговцы спиртным и гулящие девы,

  Мудрец и механик, поверивший в бога, –

  Иду на костёр. Мне осталось немного.

 

  Когда прохожу близ торгового ряда,

  Я вижу огонь завидущего взгляда…

  О чём вы грустите, невинные птахи!

  Уж вам-то – отведать не хочется плахи?

 

  И вот над толпою меня поднимают –

  И жаркие змеи мой стан обвивают…

  Прощайте, сановник, мудрец и кухарка!

  Вы тоже горели, но только не ярко,

  Но каждому, каждому, знайте, под стать

  Огонь, что придётся ему испытать!

 

  …Всё ярче, всё жарче горячие струи…

  Сейчас, подождите, пока не умру я, –

  Я главное что-то сказать вам смогу!.. –

  Но плавятся клетки в горящем мозгу...

 

  Окончено всё. И толпа – не ослепла.

  Осталась лишь горстка горячего пепла.

  Она разлетится в любые края…

 

  Вот в это, наверно, и верила я.

 

  1994

 

 


Связаться с АВТОРОМ
Сайт создан в системе uCoz
Яндекс.Метрика

Внимание! Все права защищены.

Любая публикация без письменного договора с автором является незаконной и будет оспариваться в судебном порядке.